Работы Веры Дмитриевны

image

     В работе Веры Дмитриевны детально прослеживается, как система художественного оформления книги складывается на протяжении многих веков и достигает расцвета в Константинополе во второй половине XI в. Создание кодекса как единой композиции определяется не только худо­жественными задачами, но миниатюры, декор и текст увязаны друг с другом прежде всего по содержанию. В этой единой композиции опреде­ляющим является текст, декор призван подчеркнуть какие-то его особен­ности; наконец, миниатюра является толкованием, комментарием к тек­сту. Докторская диссертация Веры Дмитриевны, как и остальные ее работы о рукописных книгах, выходит за пределы лишь греческой кодикологии, без учета ее наблюдений, выводов, метода невозможно изучение рукописной книги вообще, на каком бы языке она ни была создана.

     В конце 1981 г. вышла из печати книга Веры Дмитриевны по истории византийского искусства, сама Вера Дмитриевна этой книги уже не увидела. Черный переплет этой небольшой по формату книги (она изда­на в серии «Очерки истории и теории изобразительных искусств») укра­шен яркой иллюстрацией — воспроизведением миниатюры «Вознесение» из рукописи XII в. Это символично: искусство рукописной книги вошло органической частью в изложение общей истории византийского искусства.

     Завершая этот краткий обзор цикла трудов В. Д. Лихачевой по искус­ству рукописной книги, автор этих строк вполне отдает себе отчет в том, что этот обзор заведомо не полон. Не отмечены в этом обзоре многочис­ленные рецензии Веры Дмитриевны на книги о рукописях греческих, грузинских, древнерусских, рецензии, по своему содержанию выходящие за пределы этого жанра (например, рецензия на книгу Спатаракиса о портрете в византийской иллюстрированной книге, озаглавленная: «Был ли портрет в византийском искусстве?»). Не упомянуты ее работы о художественном оформлении Изборника Святослава 1073 г. и о бол­гарской рукописи XIV в., восходящей к студийскому образцу. Всесторон­ний анализ и оценка многочисленных исследований В. Д. Лихачевой — дело будущего. И не только потому, что не все ее труды изданы. Должно пройти какое-то время, чтобы можно было взглянуть на работы Веры Дмитриевны словно с некоторого расстояния. А пока — пока она живет в нашей памяти.

     Рукописная книга занимала ведущее место не только в научных тру­дах Веры Дмитриевны. Она в своих учебных курсах в Институте им. Репина с увлечением рассказывала студентам о рукописях, демон­стрируя подобранные с большим знанием предмета и вкусом слайды. Она щедро делилась тем, что знала и умела сама, и с коллегами, и со студентами. Руководимые ею студенты выбирали для курсовых и диплом­ных работ темы, связанные с греческими и древнерусскими рукописями ленинградских хранилищ. Вера Дмитриевна часто приводила своих сту­дентов на экскурсии в Рукописный отдел БАН. Она сама проводила экскурсии, и сотрудники этого отдела с интересом слушали эти живые лекции. Вера Дмитриевна никогда не повторялась. Каждый раз, расска­зывая об одной и той же рукописной книге, она находила в пей новые грани, новые параллели по сравнению с увиденным ею во время очеред­ной поездки в Армению, Грузию или за границу.

     Жизнь Веры Дмитриевны Лихачевой оборвалась на высшем подъеме ее творческих сил. Вера Дмитриевна была прилежной и настойчивой в изучении греческого языка и греческой палеографии, удачливой в выборе тем своих работ и в творческих находках, щедрой в общении с людьми, необычайно целеустремленной и собранной в работе. Она любила и пони­мала рукописную книгу, умела чувствовать неповторимую красоту и индивидуальность каждого изучаемого ею кодекса и передавать это ощу­щение другим.


Борьба за торговый путь